Отличия от угрозы убийством или причинения тяжкого вреда здоровью


Проблемы отграничения угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью от смежных преступлений Левин П. Одним из основных вопросов, возникающих в процессе квалификации преступления, предусмотренного ст. Специальными нормами по отношению к ст.

Специальными их называют потому, что они содержат все признаки общей нормы в данном случае ст. Объектом угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью являются жизнь и здоровье человека. Во-вторых, потерпевшим по ст. В-третьих, если с позиции субъективной стороны для наличия состава преступления, предусмотренного ст.

Разрешая конкуренцию общей и специальной норм, предпочтение должно быть отдано специальной норме ч.

Полезно знать:
Журнал учета и анализа ДТП и нарушений ПДД

Квалификация преступлений и вопросы судебного толкования. Кроме того, следует согласиться с утверждением А. Галаховой о нецелесообразности квалификации содеянного по специальной норме, в случае если угроза была совершена в связи с незаконными действиями потерпевшего. Ответственность в подобном случае, как и при угрозе по мотивам личной неприязни, наступает по ст. Схожий порядок - при разграничении ст. При угрозе насилием в отношении представителя власти также страдают два объекта: Потерпевшим от данного преступления в отличие от угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью может быть только представитель власти или его близкие.

Целью преступления, предусмотренного ст. Такова схема разграничения ст.

Что попадает под данное юридическое понятие?

Постановления Пленума от 21 декабря 1993 г. Статья 119 УК РФ еще конкурирует с уголовно-правовыми нормами об ответственности за принуждение, например: Но в данном случае указанные нормы конкурируют отличия от угрозы убийством или причинения тяжкого вреда здоровью часть и целое.

Статья 119 УК РФ выступает нормой-частью, а статьи об ответственности за принуждение - нормами-целым. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью охватывается названными составами принуждения, и, кроме того, составы принуждений еще предусматривают ответственность собственно за принуждение к совершению определенных действий бездействия или к отказу от их совершения.

Таким же образом конкурирует ст. Одним из наиболее сложных вопросов при квалификации угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является вопрос о ее разграничении с убийством, а точнее - неоконченным убийством, либо неоконченным умышленным причинением тяжкого вреда здоровью. Зачастую угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью определяют как выраженное вовне намерение причинить вред охраняемым уголовным законом общественным отношениям.

Такое определение приравнивает ее к стадии обнаружения умысла на убийство или соответственно на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью.

Однако обозначенная дискуссия осложняется некоторыми примерами из судебно-следственной практики. В то же время данный пример демонстрирует лишь ситуацию, когда угроза убийством предшествовала покушению на убийство. Действительно, такие случаи встречаются на практике, однако это не свидетельствует о том, что угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью представляет собой стадию обнаружения умысла на совершение указанных преступлений.

Проведенное нами исследование демонстрирует самостоятельную юридическую природу преступления, предусмотренного ст. Как нам видится, нельзя согласиться с признанием С. Безусловно, угроза убийством, так же как и угроза причинением тяжкого вреда здоровью, носит серьезный характер при наличии оснований опасаться ее осуществления. Но это связано с тем, что она рассчитана лишь на приведение потерпевшего в состояние опасения за свою жизнь и здоровье и является разновидностью психического насилия.

Таким образом, угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью представляет собой самостоятельное преступление, лишь косвенно связанное с самим убийством либо умышленным причинением тяжкого вреда здоровью соответственно. В то же время зачастую достаточно сложно провести грань между преступлением, предусмотренным ст. Асеева на бытовой почве устроила скандал со своим сыном Асеевым.

В ходе ссоры Асеева взяла со стола кухонный нож и, направив его на Асеева, стала в устной форме угрожать последнему убийством. При этом Асеев угрозу воспринимал реально и опасался приведения ее в исполнение. Продолжая свои противоправные действия, Асеева, имея умысел на причинение незначительных телесных повреждений как указано в приговоренанесла один удар ножом в область спины Асееву, причинив ему телесные повреждения в виде поверхностной раны грудной клетки слева, квалифицируемые как не причинившие вреда здоровью.

Мировой судья квалифицировал содеянное Асеевой по совокупности угрозы убийством ст. Как представляется, с таким решением согласиться сложно. Первоначально, когда Асеева только демонстрировала нож и сопровождала это словесными угрозами убийством, действительно речь можно вести о наличии состава угрозы убийством.

Однако последующие действия виновной нельзя расценивать как продолжение совершения угрозы убийством и побоев.

Как следует из приговора судьи, деяние Асеевой было квалифицировано по фактически наступившим последствиям в виде побоев, поскольку ничто не свидетельствует о том, что был установлен прямой умысел на причинение побоев.

Получается, что Асеева действовала с косвенным умыслом и безразлично относилась к возможным последствиям. В то же время п. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве ст. Удар Асеевой был нанесен в левую часть грудной клетки, а это область жизненно важных органов, где находятся сердце, легкие.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью — статья, наказание

Кроме того, из материалов приведенного уголовного дела следует, что ранение получилось незначительным только потому, что Асеев успел несколько увернуться. Более того, виновная перед нанесением удара ножом высказывала угрозы убийством, которые потерпевший воспринимал реально. Все это, по нашему мнению, свидетельствует о прямом умысле Асеевой на причинение смерти. Преступление не было доведено до конца по не зависящим от виновной обстоятельствам.

Исходя из изложенного, содеянное Асеевой необходимо квалифицировать как покушение на убийство. Состав угрозы убийством, имевшей место на первоначальном этапе деяния, поглощается более тяжким преступлением - покушением на убийство. В судебной практике встречаются и обратные ситуации, когда угроза убийством квалифицируется как покушение на убийство.

Так, Карасев признан судом виновным в хулиганстве, угрозе убийством Ширяеву и Дикову и покушении на убийство Ширяева из хулиганских побуждений. Преступление совершено при следующих обстоятельствах. Жена Карасева, в связи с тем что муж систематически пьянствовал, уехала в другой город к родственникам, не сказав ему об.

Карасев в нетрезвом состоянии пришел к родителям жены и стал требовать, чтобы они сказали, где находится его жена. Когда Ширяевы ответили, что не знают местонахождения дочери, Карасев придрался к ним, выражался нецензурно, нанес Ширяеву удары кулаком по голове, пытался ударить его чайником, угрожал убийством. Несмотря на просьбы Ширяевых успокоиться, Карасев продолжал хулиганить, вытащил из кармана нож и стал им угрожать Ширяеву.

Жена и несовершеннолетняя дочь Ширяева выбежали и стали звать на помощь, а Карасев в это время продолжал угрожать Ширяеву ножом. Затем, оставив Ширяева, Карасев сел на кровать. В это время на крик прибежали супруги Диковы. Ширяев пожаловался Дикову, что Карасев плохо себя вел, избил. В ответ на это Карасев снова выхватил нож, замахнулся им на Ширяева и крикнул: Между ними завязалась борьба, во время которой Карасев угрожал им убийством.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ).

Диков и Ширяев вытащили Карасева во двор, повалили его на снег и держали до прибытия работников милиции. Пленум Верховного Суда СССР протест удовлетворил, указав, что Карасев не произвел никаких действий, направленных на убийство, а лишь размахивал ножом и выкрикивал угрозы. Действия Карасева в отношении Ширяева носили хулиганский характер и были сопряжены с угрозой убийством.

Все это полностью охватывается составами хулиганства и угрозы убийством. Позицию Пленума Верховного Суда следует признать правильной. В данном случае, как это указывается в мотивировке решения суда, никаких действий, направленных на выполнение объективной стороны убийства, как и приготовительных действий к ее выполнению, совершено не. Таким образом, угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью по отношению к убийству, умышленному причинению тяжкого вреда здоровью, а равно их стадиям является самостоятельным преступлением, имеющим собственную юридическую природу.

Их объединяет только то, что они являются преступлениями одного вида у них одинаковый видовой объект - жизнь и здоровье человека. Непосредственно предшествующая убийству или умышленному причинению тяжкого вреда здоровью как оконченным, так и неоконченным угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью поглощается составом соответствующего более тяжкого преступления.

Что делать, если вы получили угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью?

Определенные затруднительные моменты возникают при разграничении исследуемого преступления с хулиганством ст. Об этом свидетельствуют материалы опубликованной судебной практики. Так, Ханов был осужден за угрозу убийством, совершенную при следующих обстоятельствах.

Ханов, находясь в нетрезвом состоянии, вошел в класс педагогического училища и из хулиганских побуждений замахнулся ножом на Мирзаянову, но она успела уклониться, и нож вонзился острием в парту. Своими действиями Ханов, кроме того, мешал занятиям учащихся. В данном решении суда, на наш взгляд, несправедливо обошли вопрос о квалификации содеянного Хановым как покушения на убийство либо на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью.

Из приведенного примера непонятно, каков был нож, какой силы был удар, куда метил виновный, нанося удар, что не позволяет рассмотреть вопрос о возможном наличии в этом случае покушения на убийство или на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Следует отметить, что ст. Действующая же редакция данной статьи не содержит указания на угрозу применения насилия при хулиганстве, что отчасти упрощает правоприменительную практику.

Это еще раз подчеркивает необходимость вышеизложенного предложения о закреплении в качестве квалифицирующего признака угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью ее совершение из хулиганских побуждений.

Вместе с тем конструктивным признаком основного состава хулиганства в настоящее время является применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия. N 5 "О судебной практике по делам о хулиганстве" в ред. Постановлений Пленума от 21 декабря 1993 г.

Статья 119 УК РФ «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью»

N 11, 25 октября 1996 г. Данным Законом из состава хулиганства, как известно, исключены признаки "с применением насилия" и "угрозой его применения". Отсюда имеем, что вышеназванное решение Верховного Суда РФ не соответствует существующему законодательству и поэтому в этой части не действует.

Получается, что угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью ни при каких обстоятельствах не охватывается составом преступления, предусмотренного ст.

1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

В то же время отметим, что может иметь место ситуация, представляющая собой идеальную совокупность угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью и хулиганства. В таком случае одни и те же действия будут являться одновременно и грубо нарушающими общественный порядок, выражающими явное неуважение к обществу, и составлять угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

ВИДЕО: Угроза убийством или причинение тяжкого вреда здоровью